Психическое повреждение1 Известно, что основоположником психоанализа был венский медик Жозеф Брейер. При лечении девушки-истерички Брейер заметил, что в «своем состоянии беспамятства, психического повреждения с помешательством, больная имела привычку бормотать какие-то слова, которые, казалось, имели отношение к интимным занятиям. Врач восстановил эти слова и, погрузив больную в состояние, близкое к гипнозу, повторил ей их слово за словом, в надежде заставить ее высказывать мысли, которые ее занимали. Больная «попалась в ловушку» и принялась рассказывать историю, в которой слова бормотания во время состояний беспамятства приобрели свою сущность. Это были фантазии глубокой грусти, часто даже определенной красоты, скажем «сны», темой которых была молодая девушка, ухаживающая за больным отцом. Рассказав определенное количество своих фантазий, она освободилась от них и вернулась к нормальной психической жизни. Патологические симптомы исчезли, когда в состоянии гипноза больная вспомнила с аффективным внешним проявлением, при каких обстоятельствах впервые появились эти симптомы». Так восстановление травматического воспоминания в поле сознания с эмоциональной абреакцией достаточно для излечения симптома. Открытие Брейера вплоть до сегодняшнего дня составляет основу лечения психоанализом. Предположение, что симптомы исчезают, когда их бессознательное состояние становится сознательным, было подтверждено всеми последующими исследованиями, несмотря на самые странные и самые неожиданные осложнения, с которыми мы сталкиваемся при практическом применении психоанализа. Наша терапия действует, преобразуя бессознательное в сознательное, и действует только в той мере, в которой она способна на такое преобразование.